Владимир Элькин. «Меня зовут Фердинанд Рис (Сон о Бетховене). Часть 1».

А Рис тогда вспомнил свое — лето, Учитель является с прогулки, вернее с шествия по лесам. У него добыча охотника. Он пишет 5 симфонию, набрасывает 6-ю – пасторальную симфонию, и что-то насвистывает. Рис тогда запомнил мотив, а потом понял, он первый из людей слышал мелодию «Апассионаты» — именно ее тогда насвистывал неистовый гений.
Учитель говорил — «человек должен испытать отчаяние и преодолеть его». Он не потерял способности радоваться жизни.
Следует сказать читателю с горечью, что хотя я все время ощущал поток и оттенки мыслей Фердинанда Риса, я неотчетливо, как и положено спящему, видел стены домов, улицы Вены, прохожих, фонари, фиакры. А также воспринимал звуки, запахи. Д а и поступь красавца Фердинанда, фасон его одежды, цвет его галстука и изящной брошки, красовавшейся на его одежде – все это было также крайне неотчетливо.
Более того, надо также с огорчение признаться, что в деревенской сцене воспоминаний не было знания, какие цветы и травы видел герой сна. Не было и знания, голоса каких птиц звучали там, в лесах под Гейлигенштадтом. Так пусть моему читателю поможет таинственная сила воображения.
Вернемся к мыслям Фердинанда.
Учитель, думал он, — потерял возможность выступать и даже плохо слышит исполнение своей музыки другими, но он не перестает сочинять.
В первом концерте было кипение сил жизни и взрывы смеха, опьяняющей энергии. Второй концерт был изящный и немного походил на концерты Моцарта. Третий, наиболее любимый Фердинандом и впервые им исполненный, таил трагедию и черные страсти в первой части, а финал был ослепительно остроумным. Четвертый концерт был очень глубок. Мудрая, говорящая с людьми мелодия облекалась в разные одежды. Был могучий эпизод, когда катилась сверху какая-то темная волна энергии, но потом могучий звуковой поток, напоминавший страсти третьего концерта, исчезал. Это концерт философский. Это разговор человека с судьбой. Она неумолимо, мертвенно безжалостно твердит свое, а человек не ропщет, смиряется, умоляет и терпит. Такие чувства менее близки Фердинанду — философия меньше говорит сердцу Риса, чем музыка.
А, вот мы и пришли. Фердинанд обводит взглядом комнату, валявшиеся повсюду нотные рукописи, заваленный ими рояль. Все как обычно. Учитель острым голосом слегка сварливо, как часто говорят глухие, спорит с унылым Шиндлером. А тот как всегда хочет быть единственным около Бетховена. Поэтому Фердинанд прыснул, когда Шиндлер со свойственной ему занудной интонацией просил Учителя не шлепать по заду служанку в кабачке — ведь она может пожаловаться. Реже употреблять такие слова как скоты и мерзавцы. Не кричать вслух о продажности правительства и не отзываться с иронией об императоре, сильных мира сего, и даже о Христе. Потом он спросил, не собирается ли Учитель написать гневную сонату? На что тот ответил, что беседа с Шиндлером дает основание для подобного суждения. Шиндлер обвел всех взглядом обиженного праведника и ушел.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Добавить комментарий

You must be logged in to post a comment.
Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Агнивести: новостной канал Рериховского движения этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира группа Соратники,Юрий Рерих, защита наследия, квартира Юрия Рериха пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих Живая этика и искусство Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания

Agni-Yoga Top Sites